Комментарии

DorogaRoad

Дальнобойщик (продолжение)

Вначале стало невыносимо холодно, и Олег задрожал всем телом. Потом ему послышался какой-то звук, доносившийся издалека. Олег пытался что-либо разобрать, но сознание словно играло с ним в какую-то свою игру.


В какой то момент, наконец, он отчетливо услышал чей-то голос, повторяющий бессвязные слова: 


- Ноль, семь… Жду… Ноль, семь… Это я… 


Эти слова повторялись и повторялись, словно из ниоткуда, сводя с ума своей настойчивостью и все увеличивающейся мощностью. Наконец, громкость стала такой невыносимой, что у Олега лопнули перепонки, и из ушей пошла кровь. Голова словно раскалывалась на две половинки, и Олегу уже начало мерещиться, что какая-то сила просто выдавит его глаза из глазниц. 
Вдруг, все вокруг начало меняться, покрываться изморозью, будто бы замораживаясь. Олег увидел, как замерзло озеро, потом самолет. Капли воды, падающие с крыльев, застыв в воздухе, превратились в тысячи хрустальных осколков. Замерзла лодка, а потом его жена и дети начали покрываться коркой льда. Олег хотел закричать, но не смог. Он почувствовал, как его слезы превращаются в ледышки, и, замерзая, стекленеют глаза. 


- Кругом пятьсот… Кругом пятьсот… Кругом пятьсот, - снова этот жуткий, непонятный голос, рвущий внутренности и саму душу. 


Потом все начало рассыпаться… Самолет, с его «хрустальным ожерельем» брызг, распался на маленькие осколки, и они посыпались на ледяную гладь озера, которое тут же покрылось трещинами, начавшими быстро расходиться в стороны, как на лопнувшем зеркале. Одна из них добралась до лодки, где сидела семья Олега, и Надюша, покрывшись паутиной тонких разломов, 
так же рассыпалась на мелкие кусочки. Вскоре и братья-близнецы превратились в ледяные камешки, беззвучно раскрошившись на глазах у их отца. Олег почувствовал сильную боль в руке и увидел, что она превратилась в бесформенный кусок льда, и этот лед полз все выше и выше, пытаясь заморозить все тело. 


- Индусы… Индусы… Умираем, - голос вновь нестерпимо бил по ушам, и Олег закричал… 


Собственный крик взорвался белой вспышкой в сознании и вытащил его из мрака беспамятства. 
Олег открыл глаза. 
Сильная боль пульсировала в каждой клетке его тела. Осмотревшись, он попытался пошевелиться, и тут же чуть было вновь не потерял сознание от жгучей тупой боли в руке. 
Олег лежал в перевернутом грузовике, его рука была сломана выше кисти, и белая кость, прорвав кожу, вылезла наружу. Олег снова услышал голос. Но теперь он понял, откуда он доносился. Несмотря на катастрофу, диск продолжал кричать голосом Высоцкого что-то о горах, о скалолазах, 
о кораблях… Олег дотянулся здоровой рукой до радиодиска и выключил. 
Потом отстегнул ремень безопасности, и только сейчас заметил, что его сломанная рука подвернута под кабину и намертво придавлена дверью. Вытащить ее было невозможно. 

Олег постарался взять себя в руки и успокоиться. 
- Так, что мы имеем? - попытался рассуждать он, - Прежде всего меня не видно с дороги - это факт. 


Я лежу в овраге, а следы аварии давно уже занесло снегом. До утра меня никто искать не будет… Да уж, не самая веселая ситуэйшен… 

Вскоре Олег понял, что начинает замерзать. Температура была около -10 по Цельсию. Вроде не так уж и холодно, но если лежать без движения, то за пару часов наступит конец. Он сумел включить свет в кабине, надеясь, что так может быть его заметят с дороги, хотя сам-то не очень в это верил. Полная тишина оглушала. Снег продолжал валить и морозный ветер задувал крупные хлопья 
через выдавленное лобовое стекло. Вдруг что-то быстро промелькнуло у Олега перед глазами в короткой полоске света, исходившей из кабины, и исчезло в темноте. Олег насторожился, пытаясь прислушаться к незнакомым звукам 
леса. Через какое-то время большой белый волк уже стоял в двух метрах от кабины и скалил злобную пасть. В любое другое время можно было бы восхищаться красотой и грациозностью этого 
совершенного хищника. В данной ситуации его нужно было только опасаться. 


- Мне нужен мой мобильник, - тихо вслух пробормотал Олег, - словно прося кого-то принести его ему. Даже в условиях отсутствия связи, всегда можно дозвониться в 911. 


Но чуда не произошло. Мобильник был словно в миллионе километрах от него, и туда невозможно было дотянуться. Аппарат зашвырнуло в спальник, и Олегу был виден его серебристый корпус на расстоянии чуть дальше вытянутой руки, но вес  кабины крепко держал руку мертвой хваткой, не давая  сдвинуться с места. Он начал понимать, что скорее всего ему не выжить. Здоровой рукой он потянулся до «торпеды» и сорвал фотографию своей жены и детей. 
Это было их первое фото на фоне нового дома, на берегу озера. Олег долго, словно прощаясь, смотрел на фотографию, и почувствовал, как по его щекам ползут теплые капельки. 
Грозное рычание вернуло его к действительности. Волк стоял так близко к выдавленному 
лобовому стеклу, что пар из его оскаленой пасти, казалось, окутывал Олега своим жаром. 
Неожиданно, какие-то неведомые доселе чувства овладели Олегом. Он почувствовал непреодолимое желание выжить. Ему захотелось вновь увидеть свою семью и обнять детей. Он ощутил злость. Злость на погоду, на грузовик, на чертового лося, и, наконец, на себя самого. Он злился на свою беспомощность, на то, что жалеет сам себя, а главное - на то, что он оставит своих детей и жену одних в этом мире и больше никогда их не увидит. Он перестал дрожать, уже зная, что будет делать. 


- Сожрать меня хочешь, тварь? Ну, уж нет! Спорим, я сделаю это первым? 


Дрожащей от холода рукой он дотянулся до радиодиска, включил на полную громкость, и лесную тишину разорвал хриплый баритон.  Затем, Олег нащупал на ремне рукоятку армейского ножа...


- Вам такое приходилось видеть? - высокий, широкоплечий офицер стоял возле машины скорой 
помощи и пытался разговорить парамедика. 
- Такое - не приходилось, - честно признался тот, - Парню здорово повезло, что не замерз насмерть. Вовремя помощь вызвал, иначе...
Полицейский  презрительно фыркнул: 


- Повезло? Нет  приятель, ему не повезло, он просто жить хотел. Ему, наверное, было ради чего жить, вот он и выжил. 


Парамедик пожал плечами: 
- Наверное, вы правы: это же как нужно хотеть жить, чтобы  собственную руку армейским ножом ампутировать… Его ведь возле дороги, на обочине нашли, рядом с убитым волком. Парень сам из оврага выбрался; в руке нож держал так крепко, что пальцы не смогли разжать, пока успокоительного не вкололи. 
Надеюсь, руку удастся спасти. Мороз её сберег... С трудом из-под кабины вытащили. Конечно, для игры на рояле вряд ли сгодится, но все же… 

Офицер улыбнулся: 

- Интересно, почему он пел, когда его нашли? Кажется на русском, если  не ошибаюсь… 


А внизу, в овраге, лежал перевернутый грузовик, из кабины которого все еще доносился громкий хриплый баритон.


Юджин Кабрин

Последние статьи
Не все тракеры любят Трампа

Тракер из Гранд-Рапидс, Мичиган, обвиняется в неоднократных угрозах убить Президента Трампа. Он, якобы, угрожал президенту, неоднократно позвонив в Секретную службу США.

 
Ежегодная конференция TransCore Link Logistics удалась


Это не обычный турнир по гольфу — этому событию, практически, нет равных с его вкусной едой, необыкновенными призами, уникальными деловыми встречами в формате игры в гольф. TransCore Link Logisti...

 
С “травкой” за рулем?

Образ “обкуренного” Чича или Чонга, едущего по трассе на 18-колесном траке, под завязку загруженном токсичными химикатами или легковоспламеняющимися жидкостями – едва ли не худшее, что можно представи...

 
По толстому льду

Рассказ “ледяного” тракера.

 
Грузовик как оружие

Когда-то мы боялись заминированных грузовиков, а сейчас мы боимся того, что их используют как оружие.

Copyright © 2020 Torontovka.com, All rights reserved