Комментарии

DorogaRoad

Дальнобойщик

Я вышел ростом и лицом - Спасибо матери с отцом,- С людьми в ладу - не понукал, не помыкал, Спины не гнул - прямым ходил, Я в ус не дул, и жил как жил, И голове своей руками помогал... В.Высоцкий из песни “Дорожная “


…Алло… Надюша… Плохая
связь, ни черта не слышу… Алло… Я говорю, связи нет… Метет так, что хоть голым
бегай - все равно не увидят… Что, у вас тоже? Вот незадача, опять пропало, хоть
бы одна черточка, блин… Как назло… Ладно, давай, если завтра вовремя разгрузят,
послезавтра - дома… Все, целую… Пока.



Фрейтлайнер негромко
урчал детройтовским двигателем, и тяжелогруженая фура медленно прокладывала
колею всеми восемнадцатью колесами в толстом слое свежевыпавшего снега.



Метель бушевала уже не
менее трех часов. Недавно стемнело, и озлобленный наступившим мартом ветер
швырял в лобовое стекло крупные комки снега. Снежный шторм набирал силу.



 Олег немного сбавил
скорость и скинул передачу:



 - Тише едешь - дальше
будешь, - в который раз, повторил он про себя старую поговорку, потом,
улыбнувшись, добавил:



 - Да уж точно, от того
места, куда едешь.



 Но торопиться было
некуда. Разгрузка назначена на завтрашнее утро, а до места оставалось всего
около трехсот километров.



 - Даже с учетом метели
часов через пять как-нибудь доберусь и на ближайшем тракстопе завалюсь спать, -
делал привычные расчеты Олег.



 Уже год он работал на
своей собственной машине, имея за плечами двадцатилетний стаж водителя
дальнобойщика. Пятнадцать из них «поливал» по России, два года отслужил в
Российской армии, на ракетовозах. А последние пять рулил по Северной Америке.



 Олег считал свою
эмиграцию довольно успешной, списывая проблемы и трудности на обычную рутину
иммигрантской жизни.



 Пессимизмом он не страдал
и, благодаря положительному настрою и поддержке любимой жены, быстро сдал на
права, быстро нашел работу и через пару лет купил свой собственный грузовик.
Дела шли неплохо, и Олег уже начал подумывать о покупке еще одного тягача и
найме водителя.



 Его дети учились в школе,
а жена работала медсестрой в городской больнице.



 Два года назад всей
семьей они решили купить дом в небольшом городке Кенора, в провинции Онтарио.
Их устраивало все: невысокая цена и шикарный вид на озера прямо с деревянной
веранды дома. Постепенно жизнь вошла в колею, и Олег мог с гордостью назвать
себя счастливым человеком.



 Он улыбнулся этим
приятным мыслям и, немного покопавшись среди разбросанных по «торпеде» коробок
с дисками, выбрал один с песнями Высоцкого.



Всегда, когда Олег думал
о доме, он почему-то любил слушать великого барда, стараясь подпевать ему по
мере своих способностей.



Семнадцатая трасса
соединяла напрямую Кенору и Тандер Бэй, куда необходимо было доставить груз.
Многие дальнобойщики по возможности старались избегать эту опасную дорогу в
зимние месяцы и ехали по альтернативной одиннадцатой. Но у Олега не было
выбора, так как трасса шла напрямую от места загрузки и до места выгрузки.



 Частые онтарийские
снегопады, обледенелая дорога, крутые повороты, подъемы и дикие животные
отпугивали не только дальнобойщиков, но и любителей зимних автопутешествий.



Высоцкий пел хриплым
баритоном в унисон низкому урчанию мощного двигателя, и фура ползла по снежному
покрывалу семнадцатой трассы, поднимая за собой белые густые тучи снега.



 Плотная снежная завеса
снижала видимость до нескольких метров, и Олег был вынужден выключить дальний
свет фар, чтобы избежать ослепления. Фура была тяжелогруженая, поэтому неплохо
"цепляла " дорогу, всем своим весом вдавливая и утрамбовывая снег.
Машины встречались крайне редко, да и то в основном такие же тяжеловозы.
Снегоочистительных грузовичков не было, так как не имело смысла чистить дорогу
и разбрасывать песок, чтобы через пять минут все снова заносило.



 Олегу было не привыкать к
такой дороге, и он продолжал напевать себе под нос, стараясь вторить Высоцкому. 

Внезапно, в свете фар,
прямо перед капотом грузовика, возникла огромная темная туша.

 Она стояла посреди
дороги, словно вросла в землю, и не двигалась. Животное было огромного роста, а
раскидистые ветви тяжелых рогов доходили по высоте до самого верха кабины
грузовика.

 - Лось, - мелькнула мысль
у Олега, - и он крепко вцепился в руль обеими руками, одновременно выжав до
пола педаль газа…

 Столкновения было не
избежать. Слишком маленькое расстояние и слишком скользкая дорога для
торможения. Единственное, что могло спасти, - это вдавить педаль газа в пол, в
надежде, что сильный удар отбросит тушу животного в сторону, и фуру не занесет…

Судьба распорядилась
по-другому.

Лося не отшвырнуло в
сторону, а затянуло под переднее правое колесо грузовика.

Машину резко подбросило,
и скользкая дорога завершила «работу», уводя тяжелый прицеп круто вправо, потом
юзом на занесенную снегом обочину, и, словно игрушку, перевернув дважды,
швырнуло под откос в глубокий овраг…

 …Спину прямо держи, кому говорю. Если будешь
продолжать грести с согнутой спиной, то потом ее не разогнешь… Ладно, хватит,
поменяйся с братом, пусть тоже поучится.

 Братья поменялись
местами, и Пашка начал грести, стараясь следовать советам отца.

Любимым занятием Олега по
выходным было катание на лодке по небольшому озеру, прямо возле их дома. Надя,
жена Олега, обычно усаживалась на корму и, неторопливо потягивая колу,
наблюдала как ее сыновья-близнецы пытаются управляться с огромными и тяжелыми
веслами.

Пашка пыхтел от
напряжения, но старался не подавать виду, что устал. Андрей сидел напротив и,
кривя рожи, пытался рассмешить брата.

Яркое солнце слепило даже
сквозь темные очки и, зажмурившись, Олег надвинул широкополую плетеную шляпу
себе на глаза.

Вдруг Олег почувствовал
легкий озноб, словно волной окативший его тело с ног до головы. Он открыл
глаза, и страх скрутил его внутренности тугим узлом: все вокруг замерло, словно
на фотографии в трехмерном изображении. Вода в озере больше не плескалась о
борта лодки, так и застыв легкой рябью, отражая неровной поверхностью солнечный
свет. Воздух вокруг будто бы стал вязким, и любые движения давались Олегу с
огромным трудом. Его жена застыла с запрокинутой головой и зажмуренными
глазами, в попытке выплеснуть в себя остатки колы. Оба мальчугана замерли,
словно играли в какую-то, одним им известную игру. Даже водный аэроплан завис
невысоко над поверхностью озера, только начав взлет, и тяжелые капли,
сорвавшись с крыльев, так и не долетели до воды. Время словно остановилось.

Олег попытался позвать
жену и детей, но его рот будто заклеили, и невозможно было даже разжать губы. С
каждой секундой Олег чувствовал, что теряет способность двигаться, и он
испугался, что тоже застынет, как и все вокруг.

Но настоящий кошмар ждал
его впереди. 

Продолжение следует...


Юджин
Кабрин

Последние статьи
Не все тракеры любят Трампа

Тракер из Гранд-Рапидс, Мичиган, обвиняется в неоднократных угрозах убить Президента Трампа. Он, якобы, угрожал президенту, неоднократно позвонив в Секретную службу США.

 
Ежегодная конференция TransCore Link Logistics удалась


Это не обычный турнир по гольфу — этому событию, практически, нет равных с его вкусной едой, необыкновенными призами, уникальными деловыми встречами в формате игры в гольф. TransCore Link Logisti...

 
С “травкой” за рулем?

Образ “обкуренного” Чича или Чонга, едущего по трассе на 18-колесном траке, под завязку загруженном токсичными химикатами или легковоспламеняющимися жидкостями – едва ли не худшее, что можно представи...

 
По толстому льду

Рассказ “ледяного” тракера.

 
Грузовик как оружие

Когда-то мы боялись заминированных грузовиков, а сейчас мы боимся того, что их используют как оружие.

Copyright © 2020 Torontovka.com, All rights reserved